Размер:
A A A
Цвет: C C C
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
Slogan.jpg
Для слабовидящих Все телефоны больницы
18.11.2015

Архангельские хирурги придумали, как надолго блокировать боль

Специалисты Службы боли, которая работает на базе отделения реанимации Первой городской больницы Архангельска, провели уникальные для области процедуры.

Не больной привередлив, а боль

Напомню: в апреле в больнице на базе третьей хирургии начал работать Центр гепатобилиарной хирургии (лечение заболеваний печени, желчевыводящих путей и поджелудочной железы) и интервенционной эндоскопии, нацеленный в 2016–2017 годах на трансплантацию почек и печени.

И именно в этот Центр поступают сейчас больные с осложненным панкреатитом (воспалением поджелудочной железы). Панкреатит опасен тем, что ферменты, выделяемые железой, не выбрасываются в 12-перстную кишку, а начинают переваривать саму железу. Выделяемые при этом токсины могут повредить мозг, легкие, печень, почки, легкие. Что острый, что хронический панкреатит — боль сильная. Блокировать ее можно по-разному.

Одним пациентам достаточно подобрать традиционные лекарства, вторым — нестероидные противовоспалительные (побочные эффекты — угроза кровотечения, почечная недостаточность) либо наркотические анальгетики, зла от которых порой не меньше, чем пользы.

Третьим подойдет блокада чревного (солнечного) сплетения, где проходят нервные стволы от печени, поджелудочной железы, желчного пузыря, желудка, тонкой кишки.

Обезболивание в районе солнечного сплетения можно сравнить с блокадами в поясницу — при сильных болях в спине, например. Поиском оптимального варианта и занимается, тоже с весны, Служба лечения боли, созданная на стыке отделений реанимации и нового Центра.

Оптимальный вариант

Вопрос в том, как подобраться к солнечному сплетению, расположенному между задней стенкой желудка и аортой. К цели есть три пути: задним доступом (со спины), передним (через брюшную стенку). Оба плохи тем, что игле придется пройти множество структур прежде, чем она доберется до солнечного сплетения. А это — вероятность осложнений.

Третий путь — через желудок, с помощью эндоскопического ультразвука (эндоУЗИ).

Рассказывает врач анестезиолог-реаниматолог, руководитель Службы лечения боли Илья Насонов:

— Больному с хроническим панкреатитом со временем стало сложно справляться с сильными болями. И я предложил хирургам провести ему обезболивание задним доступом — под рентгеном. Они отреагировали, как и ожидал: «Работы много, сложно, чревато...»

И тогда врач-эндоскопист отделения малоинвазивной хирургии Алексей Михайлович Эпштейн предложил: «Давайте это сделаем с эндоУЗИ». Так, можно сказать, сошлись в одной точке нужды больного и наши возможности.

Эпштейн к этому году накопил солидный опыт выполнения пункций под контролем эндоскопического ультразвука, что и позволило взяться за блокаду солнечного сплетения.

Алексей Эпштейн объясняет суть процедуры:

— В желудок заводят аппарат, похожий на гастроскоп, на его конце — ультразвуковой датчик, позволяющий видеть, где аорта и где — солнечное сплетение. Расстояние между датчиком и сплетением — меньше сантиметра. Под контролем эндоУЗИ можно точно поставить иглу и прицельно ввести обезболивающее.

Доступ со стороны спины или через брюшную стенку под контролем рентгена или компьютерной томографии — это большая лучевая нагрузка, вероятность осложнений.

А тут — ни лучевой нагрузки, ни вероятности ошибиться (мы прокалываем только стенку желудка). Для обрыва болевой реакции — идеально. По данным многочисленных исследований, длительное время человек сможет жить без боли, что, понятно, не отменяет лечение собственно заболевания.

Уникально и перспективно

Доступ через желудок — методика, пока уникальная для области. В перспективе же Службы — работа в системе. Уже налажен контакт с хирургами, гинекологами, урологами, травматологами, терапевтами. Раньше они сами занимались проблемами обезболивания пациентов. Сейчас это — забота Службы. Ее функционал позволяет частично разгрузить врачей различных специальностей и само отделение реанимации: после эффективного обезболивания пациенты быстрее возвращаются в обычные палаты, практически мгновенно получают совершенно иное качество жизни.

Кстати, второе обезболивание «через желудок» в Службе провели 6 ноября — буквально в то время, пока я ожидала докторов на разговор.

Через два часа мы с Насоновым проведали больного в палате. Он чувствовал себя хорошо, «а еще утром он был серым от боли». Первый же пациент через три дня после процедуры сообщил врачам на обходе: «Я отказался от всех других препаратов» ...

Отдаленная перспектива работы Службы боли — сотрудничество с амбулаторным звеном.

Уже — на потоке

Пятого ноября в больнице «случилось» еще одно «впервые»: в Центре гепатобилиарной хирургии провели первую лапароскопическую резекцию хвоста и тела поджелудочной железы с удалением селезенки. Пока подобные операции в России делаются достаточно редко. Наши хирурги учились им в норвежском королевском госпитале, куда ездили три года подряд. Но только когда в апреле 2015-го благодаря усилиям правительства области и губернатора Игоря Орлова в клинике появились новые операционные, видеоэндоскопические стойки с оптикой высокого разрешения и необходимые инструменты, удалось выполнить эту достаточно сложную операцию.

Как объяснил заведующий третьим хирургическим отделением Андрей Тарабукин, для пациентки лапароскопическая резекция хороша в том числе тем, что если после полостной операции она находилась бы несколько дней в реанимации, то после лапароскопической уже на следующий день была в общей палате. Меньше боли, меньше страхов, быстрее восстановление.

Кстати, новые операционные с соответствующим обеспечением позволили лапароскопически выполнять также операции при паховых и диафрагмальных грыжах, удалять селезенку, делать операции на печени. Например, недавно впервые в больнице пациенту с кишечной непроходимостью провели лапароскопическую резекцию части толстой кишки с удалением лимфатических узлов. Больной, которому за 70, уже на вторые сутки вставал, ел, пил, ходил.

Но новые технологии не отменяют традиционные методы операционного доступа. Поэтому еще одна «обновка» в отделении — специальные очки для работы на полостных операциях. Умную оптику в США каждому хирургу подбирали индивидуально. Именно поэтому не только на каждой оправе, но и на каждом специальном сундучке-футляре — гравировка с фамилией доктора: Поздеев, Тарабукин, Дуберман.

Тарабукин «хвастает»:

— Мы делаем много тонких деликатных операций на печени, поджелудочной железе. Та же печень — она, как губка, сильно кровит. А в этих очках все видно, можно работать очень аккуратно.

В общем, освоение Центром гепатопанкреатобилиарной хирургии и интервенционной эндоскопии и Службой лечения боли новых высотехнологичных операций и процедур привело к тому, что, если раньше врачи осторожничали с хорошими новостями, дожидаясь отдаленных результатов, то теперь могут позволить себе сообщать о них назавтра, день в день или даже со словом «завтра». Причем, без эпитета «сенсация».

Можно сказать, сенсации стали нормой.

Елена МАЛЫШЕВА
Газета «Правда Севера», № 124(26853), 18 ноября 2015 года


У вас есть вопрос?

Читайте все вопросы и ответы или задайте свой
и мы ответим в ближайшее время

Как к Вам обращаться?

Как с Вами связаться?

 

Что Вы хотите спросить?

Защита от автоматического заполнения


Отправляя вопрос Вы подтверждаете свое согласие на обработку персональных данных