Размер:
A A A
Цвет: C C C
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
Slogan.jpg
Для слабовидящих Все телефоны больницы
23.10.2015

В капле крови: настоящее, прошлое и будущее

Медицина: новые технологии.

У лабораторной службы Первой городской больницы Архангельска нет однозначного дня рождения. Поэтому 50-летие в октябре достаточно условно. Но оно — повод ближе познакомиться со структурой, которая все время «за кадром».

Катастрофа для больного — остаться без помощи врача

Счастье для больного, если, заболев, он быстро окажется в руках грамотного специалиста. Особенно в случае каких-то экстремальных ситуаций. Проблемы с сердцем — «мне бы к Шонбину», с позвоночником — «а нельзя ли к Порохину?» При этом большинство пациентов, у которых на слуху или в друзьях есть именитые хирурги, вряд ли попросят: «Хочу, чтобы анализы у меня взяла, допустим, Елизавета Ивановна Сергеева или Эльвира Константиновна Рогозина». Или потребуют: «Пусть рак у меня исключит Ирина Васильевна Феликсова». Мол, они-то — профи...

На самом деле даже имен родоначальниц больничной лаборатории пациенты не знают. Соответственно — цветов им не носят, с праздниками не поздравляют. Но сотрудниц лабораторий не забывают и не устают благодарить клиницисты.

Взять тот же инфаркт: не каждый проявляется на кардиограмме, да и клинические проявления могут быть стерты. Вот и мечется тогда кардиолог между диагнозами: стенокардия или уже есть зона некроза? Анализ крови все расставляет по местам. Повышение сверх определенного уровня тропанина, общепризнанного маркера инфаркта миокарда, трактуется однозначно и позволяет своевременно начать нужное лечение.

В общем, как сказала заведующая клинико-лабораторным отделением больницы Наталья Бедило, 80 процентов клинического диагноза — это данные лаборатории: биохимические анализы, стандартные общий анализ крови и общий анализ мочи или более серьезные — гормональные исследования, определение онкомаркеров... То есть, каким бы умным ни был доктор, решение о том, как лечить больного, он не примет без «вводных» лаборатории.

Пример из практики

По «скорой» поступил молодой мужчина, потерявший сознание на улице. В приемном покое его осмотрели терапевт и невролог: неврологической симптоматики не обнаружили. Зато увидели резкую бледность кожи и синяки по всему телу. Пациент рассказал: синяки на теле — около месяца, причем возникают спонтанно, а не от ушибов. При чистке зубов появляется кровь на зубной щетке. Часто кружится голова, мучает слабость, за месяц дважды переболел ОРВИ.

Общий анализ крови показал низкий уровень гемоглобина и эритроцитов, то есть анемию, которая и приводит к головокружению и слабости. Тромбоциты — в пять раз ниже нормы — обусловили синяки на теле и кровоточивость десен. При исследовании под микроскопом окрашенного препарата крови лаборатория обнаружила бластные клетки, а они появляются при остром лейкозе — заболевании, требующем срочной госпитализации и начала химиотерапии.

Катастрофа для врача — остаться без лаборатории

Закономерный вопрос: как же врачи ставили диагнозы 50, 100 лет назад? Во-первых, медицине тогда не были известны многие болезни из тех, что успешно лечатся сегодня. Во-вторых, не было клиник с потоком больных, какой принимает сегодня любая «скоропомощная» больница. А поток — это всегда работа в цейтноте. Однозначный диагноз — уже полдела, ведь даже банальный аппендицит подтверждает или исключает лаборатория.

В-третьих, не было сегодняшних стандартов обследования и лечения, которые «заставляют» больницу проверять и перепроверять любые догадки или даже уверенность врача в диагнозе. И, наконец, в-четвертых, развитие хирургических технологий требует все более детального знания человека, без преувеличения, на клеточном уровне.

Его и делают клинико-диагностическая и бактериологическая лаборатории (второй заведует Александра Воронцова) больницы. По большому счету, это — одно подразделение, цель которого — быстро и качественно обследовать больного, выдав доктору не только диагноз. Например, в 2012-м баклаборатория приобрела анализатор, способный из любой биологической жидкости (крови, мочи, мокроты, экссудата, отделяемого ран) «вычислить», какой микроб живет в человеке и каким препаратом с ним эффективнее бороться.

Ручным методом приходилось выбирать подходящий максимум из шести антибиотиков. Автоматическим — из 40. Причем анализатор «посоветует» лекарство с минимальной подавляющей концентрацией.

Кстати, нужда в бактериологической лаборатории возникла в начале 80-х в связи с крупными вспышками стафилокковой инфекции и сальмонеллеза.

У истоков развития службы стояла Галина Ивановна Пятигорова, и ее стаж работы в ней — уже 43 года.

Буквально на ее глазах у лаборатории появились немыслимые прежде возможности: например, в 2012-м освоена методика полимеразно-цепной реакции, что позволяет расшифровывать этиологию тяжелых внебольничных пневмоний, герпесвирусных инфекций, заболеваний, передающихся половым путем. Возбудителя удается обнаружить в течение одного дня. А это — важный фактор при выборе тактики лечения.

В 2014-м лаборатория стала делать и иммунно-ферментный анализ (прежде больные обследовались на других базах (например, в ВИЧ-центре). Сегодня исследования на гепатиты, инфекции, передающиеся половым путем, возбудителей атипичной пневмонии, паразитарных инвазий (ими можно заразиться, например, от больных животных, при употреблении в пищу некачественно приготовленной рыбы и мяса) делаются в больнице.

В этом году лаборатория начала молекулярно-генетические исследования — наследственного риска рака молочной железы, мужского бесплодия, развития тромбозов и тромбофилий. Установлен также автоматический анализатор для исследования крови на стерильность (это особенно важно для реанимационных пациентов — например, при сепсисе).

Пример из практики

Молодую женщину, злоупотреблявшую алкоголем, сестра обнаружила дома крепко спящей. Рядом с кроватью — три бутылки из-под водки.

«Скорая» доставила женщину в больницу. Сознание спутанно. Врачами отмечена синюшность правого предплечья и правой голени (лежала на боку, не переворачиваясь, в неудобной позе как минимум 10 часов, из-за чего нарушилось кровоснабжение мышечной ткани голени и предплечья). Реанимация. По катетеру в мочевой пузырь нет выделения мочи. Почечная недостаточность?

Лаборатория исследовала кровь на белок мышечной ткани — миоглобин. Его концентрация в 10 раз превышала норму: сдавление мышц конечностей привело к их омертвению, миоглобин в большом количестве поступил в кровоток и нарушил функцию почек — «фильтрующей станции» организма. Пациентку подключили к аппарату «искусственная почка», провели несколько сеансов гемодиализа. Женщину спасли. Но в дальнейшем развилась хроническая почечная недостаточность, которая потребовала пожизненного диализного лечения.

Катастрофа для лаборатории — отказ оборудования

Лаборатория больницы, как и все прочие отделения, дежурит и ночью. Причем, если днем лаборант к пациенту идет, ночью — бежит. Потому что все исследования — в режиме «срочно». При этом текучки в очень женском коллективе практически нет. Зато есть сотрудники, чей стаж в больнице — за 40 лет: Л. Молокова, Л. Корюкаева, Т. Смирнова...

Особые функции у экспресс-лаборатории, расположенной в непосредственной близости от отделения реанимации и интенсивной терапии, — полный спектр исследований, жизненно важных для тяжелых пациентов, постоянный контакт с реаниматологами. Экспресс-лаборатория оснащена всем необходимым.

Но я не для красного словца назвала отказ или поломку оборудования «катастрофой» (процитировала врачей). В октябре пару дней чинили аналитический анализатор. Слава богу, в лаборатории их сейчас два.

И поломка одного стала «просто» форс-мажором. Потому что вручную выполнять 400 тестов биохимических исследований в час физически невозможно. Их ведь еще надо умудриться не перепутать! Теоретически, признались специалисты, «это возможно, но любой лаборант понимает: ошибется он — и клиницист примет неправильное решение». В общем, на практике подобное не случалось.

Елена МАЛЫШЕВА
Газета «Архангельск», № 41(4715), 22 октября 2015 года


У вас есть вопрос?

Читайте все вопросы и ответы или задайте свой
и мы ответим в ближайшее время

Как к Вам обращаться?

Как с Вами связаться?

 

Что Вы хотите спросить?

Защита от автоматического заполнения


Отправляя вопрос Вы подтверждаете свое согласие на обработку персональных данных