Размер:
A A A
Цвет: C C C
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
Slogan.jpg
Для слабовидящих Все телефоны больницы
24.11.2023

Архангельские кардиохирурги внедряют новые технологии

Журналист газеты «Архангельск – город воинской славы» провела один день с врачами кардиохирургии Первой горбольницы. Отделение считается одной из визитных карточек здравоохранения столицы Поморья.

— Будет две плановых операции, одна из них — миниинвазивное лечение сочетанных заболеваний: ишемической болезни сердца и фибрилляции предсердий. За внедрение этой методики наш коллектив в прошлом году получил Ломоносовскую премию. Мы ее усовершенствовали и сегодня впервые применяем на практике. Но сначала обход, — говорит кардиохирург Первой городской клинической больницы имени Е. Е. Волосевич Дмитрий Быстров.

Мой «рабочий день» в кардиохирургии начался в 8:30, когда врачи вышли с планерки. В отделении восемь палат, 25 пациентов. К каждому надо зайти, поинтересоваться самочувствием, при необходимости осмотреть. В операционной тем временем выполняют подготовительную работу анестезиологи и медсестры.

Опухоль в сердце

Кардиохирургия, появившаяся в Первой горбольнице 30 лет назад, заслуженно считается одной из визитных карточек архангельского здравоохранения, а коллектив отделения смело можно назвать командой мечты.

В отделении выполняется 600–650 операций в год, приезжают пациенты из других регионов. Врачи разных поколений — со стажем от сорока до семи лет — внедряют операции, которые выполняются только в федеральных центрах, делятся опытом на всероссийских конгрессах. Обладатели множества профессиональных наград. В 2021 году, например, из двадцати лауреатов региональной общественной премии «Профессия — Жизнь» было сразу четыре представителя кардиохирургии: оперирующие врачи Дмитрий Быстров, Михаил Елизаров, кардиоанестезиолог Константин Паромов, а также медсестра реанимации Галина Белоус.

В практике отделения много сложных и редких случаев. Во время обхода в одной из палат беседуем с 40-летней Светланой. Несколько дней назад ей удалили миксому — опухоль в сердце. Для выполнения такой операции нужно обладать хорошими знаниями анатомии сердца, уметь оперировать в условиях искусственного кровообращения — остановить сердце и под зрительным контролем убрать новообразование, причем с окружающими тканями, чтобы не было рецидива.

— Опухоль обнаружили на плановом обследовании в центре спортивной медицины. Никаких симптомов не было, на качество жизни она не влияла, — делится Светлана. — Направили в отделение кардиохирургии для уточнения диагноза. Когда он подтвердился, конечно, переживала, прошла все пять психологических стадий: от отрицания до принятия. После операции проснулась и сначала даже не поняла, что мне что-то сделали, боли не почувствовала. Уже потом, когда отошел наркоз, было где-то больно, где-то тяжко. Теперь предстоит реабилитация.

Дмитрий Быстров поясняет, что такие опухоли действительно бессимптомные. Почему образуются — точно неизвестно. Но убирать миксому нужно обязательно. Во-первых, в пяти процентах случаев она бывает злокачественной. Во-вторых, может внезапно оторваться, мигрировать и закупорить важный сосуд, спровоцировав инсульт или инфаркт.

У некоторых пациентов одной операцией дело не ограничивается. 83-летнему Василию Алексеевичу в 2018 году сделали аортокоронарное шунтирование, а сейчас готовят к вмешательству по поводу атеросклероза шейных артерий.

— После операции все было хорошо, ничего не беспокоило, наблюдался по месту жительства. А потом начались головокружения, появилась аритмия, частота пульса до 120 доходила, а верхнее давление — 100. Пять дней терпел, думал, пройдет, а становилось все хуже и хуже. Меня увезли на скорой, сказали, не надо было тянуть, но вот была такая самоуверенность — вдруг пройдет, — рассказывает Василий Алексеевич.

Кардиохирурги подтверждают — терпеть в такой ситуации опасно. Три года назад у мужчины выявили бляшки в сонных артериях, они суживали просвет, но не критично. Сейчас обследование показало, что атеросклеротическая бляшка увеличилась в диаметре и ощутимо мешает кровотоку. На операции эту бляшку уберут.

Современные технологии в медицине таковы, что солидный возраст — не преграда для масштабных оперативных вмешательств. Самому старшему пациенту в практике архангельских кардиохирургов было 90 лет, ему совместно с эндоваскулярными хирургами было выполнено транскатетерное протезирование аортального клапана. Пациент успешно выписался после оперативного лечения.

Пять часов в операционной

На часах 9:30, а это значит, пора в операционную. Кардиохирургам Дмитрию Быстрову и Роману Сорокину предстоит оперировать пациента сразу с двумя патологиями — ишемической болезнью сердца и фибрилляцией предсердий. Операция инновационная: выполняется через миниинвазивный доступ (через проколы) и под видеоторакоскопическим контролем.

Фибрилляция предсердий — наиболее распространенное нарушение ритма сердца. В норме у человека частота сокращения предсердий и частота сокращения желудочков совпадают. При фибрилляции предсердие начинает сокращаться с большой частотой, а желудочки работают в нормальном режиме. Это провоцирует серьезные изменения в организме. Риск инсульта повышается на 30 процентов, сердечной недостаточности — в 4,5 раза, смертности — в полтора раза.

Когда приступ длится более семи суток — таблетки и катетерные внутрисосудистые методики помогают плохо. Для помощи таким пациентам кардиохирурги Первой городской больницы внедрили в практику методику под названием «торакоскопическая аблация левого предсердия с резекцией ушка левого предсердия».

В ряде случаев за одно вмешательство устраняют сразу две патологии. Сегодня именно такой случай.

— Операция будет выполняться в два этапа: сначала устраним аритмию, а потом проведем аортокоронарное шунтирование, то есть восстановим кровоток в артериях сердца за счет формирования обходных путей (шунтов) для тока крови в обход бляшек, — приступая к работе, поясняет Дмитрий
Быстров. — При сочетании ишемической болезни сердца и аритмии выполняется комбинированная миниинвазивная операция: одномоментное шунтирование через минимально возможный доступ и торакоскопическая аблация для лечения аритмии.

За внедрение этой технологии кардиохирурги Первой горбольницы получили Ломоносовскую премию. Подобные операции на сегодня — редкость даже в масштабе России. Их выполняют в основном в крупных федеральных центрах. Городская больница в этом списке всего одна — наша архангельская. Сейчас врачи усовершенствовали методику. И операция, за которой довелось наблюдать, выполнялась уже с учетом новаций.

— Мы выполняем односторонний доступ слева к правым и левым легочным венам для радиочастотной аблации, — говорит Дмитрий Олегович. — То есть миниинвазивная операция стала еще более «миниинвазивной». Эта возможность появилась после приобретения 3D-видеоэндоскопического комплекса при поддержке губернатора Архангельской области Александра Витальевича Цыбульского, министра здравоохранения Александра Сергеевича Герштанского и главного врача Сергея Валентиновича Красильникова.

На первом этапе врачи работают в специальных темных очках — благодаря этому с помощью эндоскопической стойки видят на экране объемное изображение. С аритмией врачи справляются примерно за полтора часа. Дальше — аортокоронарное шунтирование.

Именно с такой операции начиналась кардиохирургия в Первой горбольнице в 1993 году. За это время спасены тысячи жизней, наработан огромный опыт, а технологии претерпели изменения. Сначала аортокоронарное шунтирование выполняли преимущественно с искусственным кровообращением и остановкой сердца, потом были операции на работающем сердце и без остановки кровообращения. Третий этап эволюции — с видеоторакоскопическим контролем, когда шунтирование артерий делается через совсем маленький разрез. Кстати, мини-доступ для хирурга сложнее: меньше рабочее поле, хуже видно, длиннее инструменты. Зато преимущества для пациента очевидны: быстрое восстановление, ниже риск осложнений, еле заметные эстетичные швы.

Опыт врачей позволяет проводить такие сложнейшие вмешательства. Дмитрий Быстров занимается кардиохирургией более двадцати лет, на его счету более двух тысяч операций, стаж Романа Сорокина — семь лет. Операция, которую они сегодня выполняли, длилась пять часов и завершилась благополучно.

Впрочем, для кардиохирургии это отнюдь не рекорд. Роман Сорокин вспоминает, как однажды более десяти часов вместе с заведующим отделением Алексеем Шонбиным оперировал пациента с расслоением аорты.

— Поражение при этом диагнозе бывает разное, вплоть до того, что вся аорта расслаивается, — рассказывает Роман Олегович. — Когда такое случается — приходится замещать отдел аорты синтетическим протезом, зачастую с заходом на дугу аорты, еще приходится разбираться с аортальным клапаном. Это был тот самый случай, когда одно тянуло за собой другое. Мы долго оперировали. Была уже глубокая ночь, мы с Алексеем Николаевичем работали у операционного стола, смотрели друг на друга и не знали, когда это все завершится.

Близко к сердцу

В соседней операционной кардиохирурги Михаил Ярковой и Михаил Елизаров делают коронарное шунтирование еще одному пациенту — в этом случае, с учетом особенностей патологии, предпочтительнее был классический открытый доступ.

Кстати, шунтирование — одна из самых распространенных кардиохирургических операций, примерно в 20 процентах случаев она выполняется по срочным показаниям с целью спасения жизни. В этом году в Первой горбольнице такая операция сделана 250 пациентам, из них 46 прооперированы по срочным показаниям.

— Мы проводим пациенту реваскуляризацию миокарда на работающем сердце, — поясняет Михаил Ярковой. — Шунтируем два бассейна: передней межжелудочковой артерии и огибающей артерии. Пациент имел стенозы в этих артериях. У пациентов с таким заболеванием боли и жжение за грудиной, могут отдавать в левую руку и лопатку, в шею, в спину. Но ишемия миокарда бывает и без боли. Человек может чувствовать одышку, покалывание, жжение в горле, корень языка — не все знают, что так может быть.

В кардиохирургию врачи пришли примерно в одно время: Михаил Елизаров — в 2008 году после работы в отделении общей хирургии, где оперировал все — от аппендицитов до ранений грудной клетки, Михаил Ярковой — в 2009-м после ординатуры в Санкт-Петербурге и работы в 191-м военном госпитале. И за это время наработали хороший опыт.

Кстати, Михаил Елизаров операции аортокоронарного шунтирования считает самыми интересными в своей практике. Технология отработанная, но каждый человек индивидуален, и то, что подходит одному, не выполнишь другому — приходится искать нестандартные решения.

После операции пациентов отправляют в реанимацию, где они в зависимости от ситуации проводят от одних суток до трех. Это зависит от множества факторов, в том числе от сопутствующих заболеваний, эмоционального настроя и характера. Кто-то уже на следующий день начинает есть и пытаться ходить, а кто-то неделю лежит и чувствует себя неважно.

— В неосложненном послеоперационном периоде пациентам через четыре дня выполняется контрольное обследование, которое включает УЗИ сердца, рентген, лабораторные анализы. Потом реабилитация — расширение двигательного режима под контролем врача. Задача кардиохирурга — прооперировать, наблюдают и лечат кардиологи, — рассказывает Дмитрий Быстров.

Завершение плановых операций — не конец рабочего дня, а скорее экватор. После небольшого перерыва кардиохирурги заполняют документацию, навещают прооперированных в реанимации, работают с пациентами в стационаре. Ближе к вечеру раздается звонок из приемного отделения — по скорой помощи поступил пациент из Северодвинска с расслоением аорты, и врачи начинают срочно снова собираться в операционную…

PS: Имена пациентов изменены, своими историями они лично поделились с журналистом.


Наталья Сенчукова

Городская газета «Архангельск — город воинской славы»
№123 от 22.11.2023

У вас есть вопрос?

Читайте все вопросы и ответы или задайте свой
и мы ответим в ближайшее время

Как к Вам обращаться?

Как с Вами связаться?

 

Что Вы хотите спросить?

Защита от автоматического заполнения


Отправляя вопрос Вы подтверждаете свое согласие на обработку персональных данных